Федор Достоевский
МИССИЯ РУССКОГО НАРОДА
ИДЕОЛОГИЯ ПОЧВЕННИЧЕСТВА
П
ервоначальным но-
сителем идей, офор-
мившихся в рамках жур-
нала «Время» в так назы-
ваемое«почвенничество»,
был, по всей видимости,
Аполлон Григорьев. Не-
что подобное пропове-
довала «молодая редак-
ция» журнала «Москвитя-
нин» (1850—56), одним из
виднейших членов кото-
рой он был. Но, разуме-
ется, Достоевский тут не
выступал в роли «ведомого» — то, что
говорил Григорьев, он уже переду-
мал и перечувствовал сам. При этом
какую-то четкую систему почвенниче-
ства выстроить весьма затруднитель-
но, хотя в эмоциональных выступле-
ниях на эту тему как самого Достоев-
ского, так и его единомышленников
(прежде всего, Григорьева и Страхова)
нет недостатка.
Беда в том, что они (за исключением,
быть может, Страхова) не были теоре-
тиками в чистом виде. Достоев-
ский вообще настаивал на
органическом характере
культуры — и филосо-
фии в том числе. Тем не
менее, попытку мани-
феста мы обнаружим
уже
в
объявлении
об издании журнала
«Время». «Мы преду-
гадываем, — заявляет
в нем Достоевский, —
и предугадываем с бла-
гоговением, что характер
нашей будущей деятель-
ности должен быть в выс-
шей степени общечеловече-
ский; что русская идея, может
быть, будет синтезом всех тех
идей, которые с таким
упорством, с таким муже-
ством развивает Европа
в отдельных своих наци-
ональностях, что, может
быть, все враждебное в
этих идеях найдет прими-
рение и дальнейшее раз-
витие в русской народно-
сти». Как видим, с одной
стороны, тут начат пря-
мой спор с западниками,
а с другой, явно готовятся
и
критиче-
ские стрелы, направлен-
ные против славянофиль-
ства.
Таким
образом,
почвенничество уже при
самом своем рождении
оказалось меж двух огней.
Поначалу были нюансы:
делались реверансы в сто-
рону западников (подраз-
умевалось: они «заблуж-
даются», но «заблуждаются» искренне,
и еще не исчерпаны возможности для
взаимопонимания) при оче-
видном неприятии предла-
гаемой славянофилами
«консервации» «старой
Руси», которую они,
по сути, придумывали
заново. Позже взаим-
ное
расположение
несколько
измени-
лось: с ростом рево-
люционного
движе-
ния «Время» бросилось
в яростную схватку с
демократическим«Совре-
менником», оставив в покое
славянофилов.
Почвенническая
пози-
ция все время уточнялась —
в качестве примера можно
привести итоговую статью Достоев-
ского, завершающую второй год изда-
ния журнала «Время». Указывая на
своих главных врагов-«демократов»,
он писал: «Они очень хорошо знали,
что призывы к почве, к соединению
с народным началом не пустые звуки,
не пустые слова.
.. Эти слова были
для них напоминаньем и упреком, что
сами они строят не на земле, а на воз-
духе». Полемика прекратилась есте-
ственным образом: в 1862 году власти
запретили издание «Современника».
А Картина И. Прянишникова «Крестный ход»
(1893) перекликается с представлениями
Достоевского о «народе-богоносце».
А в следующем году настал черед и
«Времени».
Свои любимые идеи в дальней-
шем Достоевский разрабатывал в
выпусках «Дневника писателя», в
художественных
произведениях.
Замечательно изложено почвенни-
чество, например, в «Бесах» устами
Шатова. Нащупывая то единствен-
ное, что может спасти заблудив-
шееся человечество, писатель все
громче говорил о как бы врожден-
ном православии русского народа.
На этом он настаивал и перед
самой смертью: ведь наделавшая
шума «Речь о Пушкине» есть не
что иное, как страстная проповедь
почвенничества.
ЭПОХА
л і т і й ї штишиї
Обложка одного из номеров
журнала «Эпоха».
Николай
Николаевич Страхов
(1828— 1896),
ведущий критик
журнала «Время».
предыдущая страница 22 065. Федор Достоевский читать онлайн следующая страница 24 065. Федор Достоевский читать онлайн Домой Выключить/включить текст