Михаил Ломоносов
себя не меньшим деспотом, нежели Шума-
хер, именно Ломоносову поручил надзирать
за выдачей академикам нужных им материа-
лов. 12 октября тот позволил себе оскорбить
конференц-секретаря профессора Винсгей-
ма, говоря ему что-то «о разных делах руга-
тельно и с насмешками». Чуть позже Ломо-
носов вместе с переводчиком Иваном Гор-
лицким «под видом осматривания печатей»
помешал академическому собранию «про-
должать свои дела»: члены Академии обыч-
но работали в читальном зале Кунсткамеры
и на этот раз не могли получить нужных им
книг и бумаг. На этом основании академики
подали на него жалобу в следственную ко-
миссию, а затем запретили Ломоносову ра-
ботать с ними в академическом собрании.
Это было равносильно отрешению его от за-
нятий наукой вообще.
26 апреля 1743 года наш герой, подвыпив,
не сдержался. Направляясь в географический
департамент, Ломоносов публично оскорбил
Винсгейма: «Ругаясь оному профессору, оста-
новился и весьма неприличным образом обес-
честил, крайне поносный знак самым подлым
и бесстыдным образом руками против них
сделав». Далее «поносил он профессора Вин-
ж Андрей Константинович Нартов,
знаменитый токарь Петра I, став
первым советником академической
канцелярии, не проявил должной
гибкости, чем восстановил против себя
почти всех членов Академии наук.
▼ Михаил Ломоносов.
Версия
«РАЙ
ДЛЯ
УЧЕНЫХ»?
Созданная в 1724 году Российская Ака-
демия наук с самого начала отличалась от
своих западноевропейских аналогов тем,
что являлась государственным учреж-
дением. Поэтому члены Академии — от
студентов до профессоров
должны
были служить государю и Российскому
государству и не допускать какой-либо
самодеятельности. Основанием для это-
го являлось то, что государство полно-
стью обеспечивало их всем необходи-
мым
жильем, жалованием, необхо-
димым для проведения исследований
оборудованием.
Поначалу это обстоятельство привле-
кало многих крупных западных ученых, с
большим желанием приезжавших в Рос-
сию или просто сотрудничавших с Россий-
ской Академией наук. Как писал швейцар-
ский математик Иоганн Бернулли, отправ-
ляя своих сыновей Даниила и Николая в
Россию, «лучше несколько потерпеть от
сурового климата страны льдов, в кото-
рой приветствуют муз, чем умереть от го-
лода в стране с умеренным климатом, где
муз обижают и презирают».
Однако реальность быстро разочаро-
вывала приезжавших: деятельность рос-
сийских ученых оказывалась под полным
контролем даже не президентов Акаде-
мии наук, а ее секретаря и первого со-
ветника канцелярии Иоганна Даниила
Шумахера (1690— 1761). Распоряжаясь
финансами, этот злой гений русской на-
уки долгое время безнаказанно помы-
кал учеными. По словам Ломоносова, «не
можно без досады и сожаления предста-
вить самых первых профессоров Герма-
на, Бернуллиев и других, во всей Европе
славных, как только великим именем Пе-
тровым [они] подвиглись выехать в Рос-
сию для просвещения его народа, но,
Шумахером вытеснены, отъехали, ути-
рая слезы».
сгейма и всех прочих профессоров, называя
их плутами и другими скверными словами, что
и писать стыдно. Сверх того, грозил он про-
фессору Винсгейму, ругая его всякою сквер-
ною бранью, что он ему зубы поправит, а со-
ветника Шумахера называл вором».
Этим Ломоносов окончательно настроил
академиков против себя. В итоге 11 профессо-
ров, поставив своей задачей, говоря словами
Миллера, «освобождение Академии от Ломо-
носова», вновь обратились в следственную ко-
миссию и потребовали «сатисфакции». 28 мая
Ломоносов, вызванный в следственную ко-
миссию, отвечать на ее вопросы отказался, а
потому был арестован.
Это позволило сторонникам Шумахера до-
биться главного: следствие занялось не про-
воровавшимся главой канцелярии, а его не-
сдержанным на язык и вспыльчивым про-
тивником. «Академическое дело» к концу
1743 года закончилось как бы ничем: все
остались при своем. Шумахера вернули на
пост первого советника канцелярии, заста-
вив заплатить 109 рублей за растрату казен-
ного вина (!), но при этом Нартова остави-
ли в прежней должности второго советника.
Ломоносов, вынужденный в январе 1744 го-
да публично извиниться за свои высказыва-
ния, сохранил за собой должность адъюнкта
и тем самым возможность заниматься науч-
ной деятельностью.
▼ Здание Кунсткамеры сильно пострадало во время
пожара 1747 года, происшедшего из-за того, что нартовскую
механическую экспедицию лишили помещения. После этого
несчастья все ее оборудование пришлось расставлять где
попало.
ЕП
предыдущая страница 10 099. Михаил Ломоносов читать онлайн следующая страница 12 099. Михаил Ломоносов читать онлайн Домой Выключить/включить текст